«Другая сторона», Юрий Коряковский

Эта работа — попытка исследования фотографии как медиума. Фотографии в серии документальны по своей природе, так как для меня важно не изобретать сюжет, а фиксировать реальные события, происходящие со мной и моими героями.

Тем не менее, несмотря на свою документальность, эти фотографии, содержащие в себе несколько слоев — визуальных, символических, смысловых, — собранные вместе и спроецированные из двумерной плоскости отпечатка обратно в пространство-время, способны обрести новое содержание.

Важный слой – это взаимоотношение смерти и фотографии. Ролан Барт писал о фотографии, сделанной перед исполнением смертного приговора Льюису Пейну, что на ней он одновременно и жив, и мертв. В общем, то же можно сказать и про любую фотографию, имеющую достаточно длинную историю, чтобы люди, изображенные на ней, успели скончаться от естественных или других причин. Очевидно, что фотография лица человека имеет культовое значение для сохранения памяти о наших умерших или отсутствующих близких, а также о прочих людях.

Все это довольно сильно перекликается с концепцией иконы и с легендой о туринской плащанице – с нерукотворным образом, повторно получившим известность благодаря снимку, сделанному итальянским фотографом-любителем Секондо Пиа в конце XIX века. Он сфотографировал ткань, в которую, согласно одной из версий, Иосиф Аримафеи завернул тело Христа после распятия, и, благодаря игре света и тени на складках ткани и контрасту от электрических ламп, «проявил» на одной из фотографических пластинок изображение лица некого мужчины. Это изображение, «образ первообраза», вызвал в свое время массу споров и дискуссий и научных исследований. В данном случае подлинность Плащаницы не так важна, сколько важна ее символическая роль, которая придала легитимность иконе в средние века и фотографии как технологии – в конце XIX века.

Один из визуальных слоев данной работы – наличие образов внутри образов, смысловым понятием которых является икона – согласно большинству исследований, представляющей из себя несколько более глубокое понятие, чем просто «доски с краской». Икона для христиан – это не только изображение некого факта из христианской мифологии, но и карта или «план воплощения» для верующего человека его веры, его пути к Богу и взаимодействия с ним. Икона в глобальном смысле изображает невидимое — Бога. Здесь прослеживается явная аналогия с фотографией, которая является не только листом бумаги и не только поверхностным изображением, но также содержит в себе зашифрованный смысл (правда, глубину этого смысла для каждой фотографии можно оценивать по разному), который после «прочтения» и «дешифровки» образа позволяет увидеть невидимое и понять скрытое.

Дополнительный момент, важный в контексте видимого/невидимого – спрятанные, отсутствующие глаза на большинстве снимков.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus

Добавить комментарий